Товарищи ученые...

                Опубликовано: Мадисон В. Товарищи ученые...// Наше сельское хозяйство.-2012.-№5,7 

Коммунистический «опиум для народа» и задачи строительства сказочного общества еще полвека назад бодрили отечественную науку, заставляли ее шевелить мозгами под неусыпным партийным контролем. Культивировался миф об особом пути развития государства, «агропрома» и науки.

Эйфория от строительства нового общества сменилась глубокой апатией сельскохозяйственной науки, не нашедшей своего места в новой экономической политике. За два десятка лет  установления в обществе НЭПа, в настроениях многих ученых- аграриев не наблюдается никаких перемен. Как нам реорганизовать советский ВАСХНИЛ?

 Виктор МАДИСОН,  кандидат биологических наук, Киев

На пересадках эмбрионов под знаменем марксизма-ленинизма: директор ксп «Заря» Анатолий Татарчук, профессор Любош Голы (Чехия),  Любовь Мадисон, Милош Фиала (Чехия) и Виктор Мадисон

"В смутное время колебания или перехода всегда и везде появляются разные людишки. ...Во всякое переходное время подымается эта сволочь, которая есть в каждом обществе... эта сволочь, сама не зная того, почти всегда подпадает под команду той малой кучки "передовых", которые действуют с определенной целью, и направляет весь этот сор куда ей угодно, если только сама не состоит из совершенных идиотов, что, впрочем, тоже случается" (Ф.М. Достоевский, «Бесы», 1873).

  Появление академика-беса Лысенко в ученой среде советского общества в 30-х годах прошлого столетия было объективно предопределено. В относительно консервативной и не склонной к резким переменам сельскохозяйственной и другой науке, новой власти не хватало своих людей, с по-настоящему пролетарским азартом передела мира, нужен был свой «буревестник»-вожак. Как пел Владимир Высоцкий:  «Настоящих буйных мало, вот и нету вожаков».

«Здесь требуется своего рода талант. Кроме беззастенчивой демагогии, для этого необходимо все время придумывать все новые  и исключительно важные практические задачи, которые будут осуществлены, а главное – умело рапортовать о якобы уже достигнутых успехах, в действительности не существующих. Главное – чтобы после докладов глаза горели, и до будущего рукой подать было. Абсолютно непревзойденным талантом в этом обладал Т. Лысенко, и никто другой не принес столько вреда науке и ученым, как он. Человек бурно активен, но зачем – это во тьме»  (Академик РАСХН, Валерий Глазко, 2005).

    Академик В. Глазко

 Понадобилось почти полвека, чтобы до руководства СССР дошла губительность «лысенковщины» в организации научных исследований и не только в системе всесоюзной  академии с.-х. наук (ВАСХНИЛ).

Тем не менее советская власть и после лысенковского кошмара продолжала считать науку средой беспокойной и вечно сомневающейся, идеологически неустойчивой и готовой на выводы и поступки, которые могут не совпадать с кодексом строителя коммунизма. Кроме парткомов в каждом учебном и научно-исследовательском учреждении существовали первые отделы (филиалы КГБ), которые не давали расслабиться ученой среде.

    Лена Хайдиз, 1997

 Надо сказать, что ученое сообщество платило государству той же монетой. Остап Бендер выразил эти настроения в романе Ильфа и Петрова «Золотой теленок» (1931): «У меня с советской властью возникли за последний год серьёзнейшие разногласия. Она хочет строить социализм, а я не хочу. Мне скучно строить социализм». Удивительно, что эта ученая скука из прошлого столетия перекочевала в нынешнее время реальных денег и возможностей на селе, где появились настоящие хозяева и заказчики качественной научной продукции.

И к этим настроениям скучающей науки можно было присоединиться, посочувствовать или хотя бы понять их, если бы не одно но...

Но разве не мы с вами, «доценты с кандидатами», еще три десятка лет назад мечтали о свободном обществе, слушали полуподпольных Битлз и Высоцкого, крутили на кухне настройки «Спидол» и «ВЭФов», выискивая вражьи (но такие желанные) голоса на коротких волнах? И вот она - свобода - уже в научных кабинетах, твори и пиши что хочешь – лишь бы на пользу обществу. Что же ты, наука – растерялась? Почему наука не желает идти рядом и в ногу с аграрным бизнесом?

На Украине тяга аграриев к инновациям «снизу» быстро и без проблем находит применение в разнообразные новшества (в основном зарубежного происхождения), способных повысить урожайность, удои и в целом доходность с.-х. производства. В отличие от советского и постсоветского «внедрения в производство» слабых и серых по-сути научных рекомендаций, над которым бились и бьются целые институты ВСХНИЛ, капиталистическое внедрение передовых достижений зарубежной науки проходит быстро и легко, с каким-то детским любопытством и азартом. Так возникают на нашей земле сказочные по красоте фермы и птичники с чужой технологией выращивания, в которых кудахчет, хрюкает и мычит поголовье зарубежной селекции.

Импортные красавцы обрабатывают наши поля не нашими гибридными семенами, принося невиданную (в советское время) урожайность и фантастическую прибыль расчетливым коммерсантам. Они не ждут милости от нашей науки, а сами берут все лучшее из мировой практики, потому что это выгодно.

Автору мало знакомо состояние аграрной науки в Республике Казахстан, но отечественное животноводство судя по ряду публикаций (видимо не без участия советской и постсоветской науки) доведено до ручки.

 «Столы казахстанцев ныне ломятся от угощений, - тут вам и российский хлеб, и пакистанская картошка, и бесбармак с южноамериканской говядинкой, а на десерт чай, забеленный белорусским молочком, да с печеньем из Украины. Зачем напрягаться, когда можно все купить у «недалеких» стран, которые еще что-то выращивают, тратят силы, думают? ...Ведь если растениеводство в Казахстане сегодня еще, корчась от боли, ползает, то животноводство, по всей видимости, доживает последние годы» («kazakh-zerno.kz», 19.12. 2011).

В ближайшие 5 лет в республику планируется завезти еще 70 тыс голов племенного скота из-за рубежа. Американские фермеры из Северной Дакоты недавно доставили в Акмолинскую область 1347 голов племенного скота породы герефорд. По этому случаю собрали специалистов на межобластной семинар вопросов и ответов. Американские фермеры из Северной Дакоты конечно в высшей степени профессионалы, поучали и рассказывали потомственным скотоводам как правильно обращаться с мясным скотом и ехидно (как показалось автору) заметили: «Вы занимаетесь скотоводством тысячи лет, а мы только последние 200. Но вопрос эффективности остается открытым» («Аграрный сектор», №1, 2011).

 

Улыбчивые скотоводы из США Джозеф Скавдол и Майкл Слаттери: «Вопрос эффективности остается открытым»

И это вопрос эффективности выращивания мясного скота от улыбчивых американских ковбоев в значительной мере к нашей советской и постсоветской науке. Чем она занималась последние 100 лет, если ведущий специалист РФ и СССР в области разведения мясного скота, профессор, заслуженный деятель науки РФ, лауреат премии Правительства РФ в области науки и техники (ВНИИЖ, РАСХН) Геннадий Легошин констатирует, что Россия ежегодно завозит из-за рубежа более 50 тысяч голов КРС мясного направления. И тут уже не до улыбок.

    Профессор Г.П. Легошин, ВНИИЖ                                                     (Российская академия с.-х. наук)

  «Целью завоза скота из-за рубежа является создание собственного мясного животноводства путем использование завезенного скота для получения наибольшего количества потомства. ...В настоящее время ведущие страны мира в области животноводства ушли далеко вперед в оценке племенных животных мясного направления и оценивают их по 18 индексам, определяющим продуктивность и экономическую эффективность породы» (там же).

Что мешало советским ученым уйти «в отрыв» по тем же 18 или 36 индексам селекции и с гордостью продавать сегодня в США ту же казахскую белоголовую – детище заслуженных докторов и профессоров РФ и РК? С кого сегодня спросить за грандиозные провалы в селекции молочного и мясного скота?

Надо заметить, что красоту мясного поголовья из шт. Северной Дакоты (США) украинские ученые из Национального аграрного университета (г. Киев) оценили еще в 2006 году и могут подтвердить, что выбор акмолинских скотоводов верный. Предлагаем казахским читателям продолжение фоторепортажа из Северной Дакоты (из архива авторов) с одним маленьким добавлением. Авторы уже четверть века доказывают научной общественности на просторах СССР и независимых государств, что всю эту красоту можно доставить из США в нескольких сосудах Дьюара в виде замороженных эмбрионов, что будет значительно дешевле и проще скотоимпорта, о котором (чуть ли не с гордостью) сообщает профессор Легошин. 

 

 Угодья Rodger & Duane Stuber из Северной Дакоты очень похожи на Акмолинские  (фото кандидата биологических наук Любовь Мадисон)

Фидлот Shawn & Jodi Arndorfer. Откорм 6000 голов с возраста 6 мес за 200 дней !

 Знакомство с успехом зарубежных коллег у авторов вызывает чувство горечи от бесцельно прожитых советской и постсоветской наукой почти ста лет. Странно, что «корчагинское» «мучительно стыдно» не одолевает руководство наших сельскохозяйственных академий. Значительная часть академиков-аграриев РФ, Украины, Белоруссии и РК (?) встали в позу обиженных и непонятых светил, вздыхающих по относительно сытому советскому прошлому. 

Так доктора наук, очевидцы тех событий (Юрий Рубан из Харькова, Олег и Клавдия Привало из Курска) призывают не ворошить «дела» давно минувших дней. «Нужно использовать лучшее, что было в Советском Союзе, а не только склонять голову перед любым западным опытом» («Животноводство России» 2007, №9). И даже «...вместо критики старшего поколения за его «промахи» в селекционно-племенной работе следует преклонить головы перед его трудовым героизмом и более тщательно изучать и использовать отечественный опыт в возрождении и индустриализации животноводства» («ЖР», 2010, №2). Преклонить голову перед трудовым героизмом наших предшественников и даже помолиться за успех отечественного животноводства конечно можно, только бы лоб не расшибить...

Специально для «красной профессуры» актуальными и сегодня остаются строфы поэта:

«Но если на крылах гордыни

  Познать дерзаешь ты, как Бог,

Не заноси же в мир святыни

 Своих невольничьих тревог»

(Афанасий Фет, 1884)

 

НИИ абсурда

В этой же статье («ЖР», 2010, №2) обреченность России жить в стране низких удоев, курские ученые объясняют следующим образом. «Если учесть, что биоклиматические возможности нашего аграрного сектора в 2,5 раза ниже, чем в США, а материально-техническое и ресурсное обеспечение сельского хозяйства там в несколько раз выше нашего, то, может быть, не следует ставить задачу резкого увеличения удоев? И какая необходимость «возрождать» уже когда-то существовавший лозунг «Догнать и перегнать Америку за 2–3 года»? Гонку по удоям молока уже  проиграна,  так что ...нужно ли это нам? Может быть, лучше идти своим путем, опираясь на собственный опыт?».

Чтобы автора не упрекнули в предвзятой оценке прошлого и настоящего достижений нашей аграрной науке, ответим товарищам ученым из Курска тезисами Владимира Козарезова, который долго и досконально изучал советскую и российскую историю провалов в аграрной политике. 

«Прошло время. Вроде бы мы избавились от необходимости врать себе и другим, объясняя, почему никак не могут реализоваться мифические преимущества социализма перед капитализмом. Ан, нет! Оказывается, все так же востребованной остаются пропаганда, демагогия, искусство доказывать недоказуемое. Снова и снова, на самых различных уровнях мы слышим и читаем о том, что России судьбой (Богом, провидением) определено быть отстающей от других. Причина - суровый климат.

С доказательствами бесполезности тянуться за передовыми странами по урожайности и продуктивности животных выступают политики и руководители федерального и регионального уровней. Здесь причина иная - объяснение своей неспособности обеспечить высокий уровень функционирования агропромышленного комплекса. Но, что самое печальное, в этом хоре слышны голоса и ученых, причем не только рядовых, а в том числе и ведущих организаторов российской сельскохозяйственной науки.

Вспоминается февраль 1999 года, Всероссийское совещание с повесткой «О неотложных мерах по стабилизации и развитию агропромышленного комплекса». ...Главные идеи, озвученные на нем, кроме вреда сельскому хозяйству, ничего бы не дали.

Первая. Россия никогда не сможет конкурировать с другими (развитыми) странами по эффективности сельскохозяйственного производства ввиду худших климатических условий.

Вторая. Спасение АПК от окончательного развала возможно только при условии возврата к государственному его регулированию, отказа от изменения отношений собственности (недопущение рыночного оборота сельхозземель). То есть, нужно прекращать реформы и возвращаться к колхозно-совхозной системе.

Основной доклад на совещании сделал Президент РАСХН Г.А. Романенко. Вот основной его тезис: «Нельзя забывать, особенно вступая в международный рынок, что более 70% территории нашей страны расположено в зонах крайне холодного либо крайне засушливого климата? По оценкам ученых, биоклиматический потенциал для выращивания основных зерновых и технических культур в России в 2-3 раза ниже, чем в Западной Европе и США».

А вот что говорил Николай Кондратенко, тогда губернатор Краснодарского края: «Кубань - лучшая агроклиматическая зона России. Однако и здесь практически ни один вид сельхозпродукции неконкурентоспособен. Почему? Первая причина - осадки. В целом по России выпадает около 100 мм осадков в год, в странах «семерки» - более 800 мм. Наш максимум осадков соответствует их минимуму? Свыше 92% сельхозугодий России по сумме осадков и ряду других факторов находятся в зоне рискованного земледелия. Как в таких условиях можно конкурировать?..».

Я участвовал в работе этого «исторического» совещания и помню обилие графиков и схем, доказывающих обреченность России отставать от передовых стран. Было ощущение театра абсурда? Ну, понимаю, если бы о суммарных температурах и длине вегетационного периода говорил руководитель Магаданской, Томской, Архангельской, наконец, Вологодской или Кировской области. Но это говорил глава Кубани, благословенного края не только по представлениям россиянина, но и западноевропейца.

…Прагматичные финны, не причитают по поводу больших морозов и длительной зимы, а исходят из того, что родину не выбирают, и думающих, как обратить себе на пользу климатические условия своей страны. Ни от одного фермера (шведа и финна) мы не слышали сетования по поводу худших природных условий по сравнению с таковыми, например, в Италии, Греции, Франции и т. д».

Эти заметки были опубликованы в «Крестьянских ведомостях» 8 лет назад (27.03.2004 «Уроки Скандинавии»), но актуальны до сих пор. Те же самые разговоры об особом пути (включая науку) велись и в 1999 году.

Эти настроения ученых - специфичны не только для ученых Курского или Харьковского СХИ, а беда всего постсоветского ученого мышления.  «...И вот когда вся стая полетела зимовать на юг, одна маленькая, но гордая птичка сказала: «Лично я полечу прямо на солнце» (к/ф «Кавказкая пленница», 1966). Особый путь развития отечественной науки и агропрома – это попытка «слетать прямо на солнце», скрыть причины своей ученой немощи, уйти от ответственности за неумение или нежелание встроить свои разработки в технологию нового частнособственнического сельского хозяйства. 

Об оторванности научной тематики от потребностей с.-х. производства в новых производственных условиях мы уже писали в «Тваринництво сьогодни» (2011, №4): «...Если современные научные разработки отечественной зоотехнической и селекционной школы в большинстве своем не доходят до нынешних владельцев животных (не внедряются в производство, как говорили в советские времена), значит, это и не разработки вовсе. За ними не только не гоняются акулы капитализма, но и нынешний агробизнес не воспринимает всерьез.

Подобные жалобы современной зоотехнии на невнимание со стороны владельцев скота сегодня, в эпоху предпринимательства, не имеют оснований и свидетельствуют лишь о полном фиаско советской зоотехнической школы и очень медленной перестройке современных учебных программ на подготовку farm-managers (управляющих фермой)».

В советский период заказы на прикладные исследования по тематике «ссс» - советское сельскохозяйственное строительство - спускались вместе с финансирование сверху. Думать было необязательно (думали академики ВАСХНИЛ), задавать лишние вопросы – подозрительно, а вот исполнение с ожидаемым результатом - приветствовалось.

 Послушные ученые винтики старались честно (и надо признать - иногда успешно) решать задачи строительства социализма-коммунизма в бесхозных колхозах-совхозах, но вот уже на протяжении 20 лет оказались бессильны в организации технологи частного производства и наполнении кошельков настоящих владельцев с.-х. угодий и продуктивного скота. Почему история отечественного сельского хозяйства — непрерывный ряд разочарований?

«Нередко приходится слышать жалобы: на науку мало денег выделяется из бюджета. Но если вы такие умные, а ученые, безусловно, самые умные люди в обществе, то почему такие бедные? Почему не зарабатываете на собственных идеях?» - это уже вопрос от президента Белоруссии Александра Лукашенко («Интерфакс» , 16.12.11).

У новых хозяев земли и ферм, в свою очередь, нет желания раскошеливаться на уважаемую аграрную науку, зависшую между «небом и землей» (между социалистическими и капиталистическими отношениями). Уже и президент РФ Дмитрий Медведев выразил недоумение тем, что академия отвернулась от прикладных исследований («Агроперспектива», 12.08.10): «Мне это удивительно слышать: сельхозакадемия занимается только фундаментальными проблемами. Что они, занимаются только вопросами жизни во Вселенной? Чем они занимаются?», — спросил президент. Попробуем найти ответ на этот вопрос.

 

                 Оборот зелени в районе курской аномалии

Как бы кому не нравилось – прикладные науки и институты ВАСХНИЛ для того и были созданы, чтобы служить аграрному «социализму», а сегодня – частному бизнесу, помогать ему квалифицированными советами и рекомендациями. Приходиться идти со своими разработками в народ, в поле, на село. Предлагать и демонстрировать свои  рекомендации и прорывные технологии не снисходительному Ученому совету, а фермеру, мясному и молочному «королю», зерновому магнату -  которые денег на ветер (как иногда  ГОСАГРОПРОМ СССР) не бросают.

            Лена Хайдиз, 1997

 

Постсоветская аграрная наука, может быть передовая для времен построения социализма-коммунизма, оказалась невостребованной у новых собственников средств аграрного производства, в новых товарно-денежных отношениях. Кто же рискнет оплачивать большевистские устремления наших докторов всегда идти своим путем (который уже привел к импортозависимости наших стран от зарубежного продовольствия), оплачивать их ученые фантазии.

Приведем лишь один пример масштабных по-выводам, но бесполезных по-сути научных исследований современности. Что же конкретно полезного рекомендуют претворить в жизнь доктора с.-х. наук Привало из Курской ГСХА («ЖР» 2010, №2)?

 «При моделировании аграрного сектора мы в качестве выходного параметра использовали суммарный выход физиологически полезной энергии в урожае сельскохозяйственных культур и годовой продукции животноводства с 1 га посевной площади, а одной из независимых переменных величин при этом служило число условных биопотребителей на 1 га. К условной единице биопотребителя мы приравнивали 60 кг суммарной живой массы, заключенной в населении (!?) и животноводстве (независимо от его вида и производственного назначения). Реализация этой (вселенской - по Дм. Медведеву) модели позволяет обосновать оптимальную численность поголовья крупного рогатого скота для каждого конкретного региона».

Вот как все просто. Товарищи ученые посчитали «выход физиологически полезной энергии в урожае сельскохозяйственных культур и годовой продукции животноводства с 1 га посевной площади» и порекомендовали соблюдать плотность заселения людей и скота на отдельно взятой территории. В духе советского Госплана, вот только какая польза от таких рекомендаций? В наше удивительное время для планирования современного с.-х. производства нужна совсем другая «зелень», желательно в долларовых купюрах для закупки импортных технологий производства и переработки с.-х. продукции. Перспектива ее концентрации в отдельно взятом регионе как раз и будет определять численность поголовья скота, свиней и птицы, и в конечном  итоге занятость людских ресурсов.

Губернскому начальству, по-видимому, важнее получить от ученых совета в какие отрасли и на какие объекты привлечь инвестиционную зелень. А «приземленному» курскому фермеру, важно знать не сколько биомассы на 1 га может дать кусок земли в его губернии, а как из этой биомассы произвести больше продукции с минимальными затратами. Вот каких рекомендаций ждет аграрный бизнес и руководство страны от своих ученых.

Да и грех жаловаться курянам на дефицит земли. В Японии на человека приходится всего 0,03 га (!) пашни  (в РФ – 130 га, 0,9 га/чел; в Курской области – 1,4 га/чел), но японским жителям хватает биомассы чтобы прекрасно существовать и удивлять мир своими достижениями в с.-х. производстве, науке и технике.

Но самые показательные, на взгляд автора, успехи китайских ученых-аграриев. При населении более 1,242 млрд человек, аграрии страны не только вдоволь накормили вчетверо больше населения на тех же площадях, что и в РФ (135 млн га пашни, 0,08 га/чел), но и вывели Китай в мировые с.-х. лидеры.

Не удивительно, что к мнению китайских ученых товарищей прислушивается весь мир (9,7% публикаций в престижных научных журналах 2008 года), тогда как голос российской науки едва слышен (2,48% публикаций) между Бразилией (2,59%) и Нидерландами (2,46%). Украинская наука в этот рейтинг вообще не попала («Российская газета»,17.05.11).

Вместо скрупулезного подсчета и деления биомассы на живую массу проживающих (что было бы логично при таком народонаселении), китайские ученые товарищи успешно занимается, например, биотехнологией размножения. Делают ежегодно более 30000 пересадок эмбрионов племенного скота. В Европе с ними по этому показателю может посоревноваться только лидер трансплантации эмбрионов (ТЭ) - Франция.

«Успехи» биотехнологов РФ и Украины – не впечатляют, хотя молодежь на курсах трансплантации эмбрионов учиться с удовольствием.

 Российско-казахская школа для специалистов трансплантации эмбрионов КРС при посещении Национального аграрного университета, Киев-2009. Авторы – второй и третья слева.

  Российско-украинская школа трансплантации эмбрионов, «Полтаваплемсервис», лето-2011. Слева – Любовь Мадисон

Если же согласиться со схемой обращения биомассы в природе в районе курской магнитной (или ученой) аномалии, то эту перспективную тему следует значительно расширить и доработать. Так, в ней не нашли отражения домашние животные декоративного и охранного назначения (кошки, собаки и прочая живность), которые тоже существуют вместе с человеком за счет означенной биомассы. Не указаны областные проверяющие и контролирующие органы, сидящие на шее у фермеров (предлагаю каждого из них приравнять к 120 кг «живой массы, заключенной в населении») и стригущие его биомассу в виде зелени штрафов и откатов за возможность трудиться на своей земле.

К условной единице биопотребителя, в будущих исследованиях следует также причислить «социалку» Курской области (ее тоже надо кормить), включая и с.-х. науку, радующую своих фермеров такими  актуальными разработками. На рецензию эту работу следует отправить  ученым финнам, которые и не подозревают, что по подсчетам курских ученых аграриев биомассы их полей (0,4 га /чел) в районе севера совершенно недостаточно для выживания 5,4 млн человек населения.

И это лишь одна, не самая никчемная статья, из одного известного с.-х. журнала. Общий вал слабых, непродуманных и бесполезных для практического использования публикаций «научных» исследований зашкаливает.

 Какая судьба ожидает научные с.-х. учреждения аграрных академий РФ и других стран СНГ, представляющие сегодня (по В. Козарезову) «региональные театры абсурда»?

Кажется, что невеселая. В начале XX веке произошла смена поколения истинных русских ученых царской закалки на ученых времен построения чудо-общества. Ни в одной среде (за исключением пенсионеров), сегодня так не популярны идеи компартии, как в нынешних ученых коллективах! Пролетарская научная поросль («красная профессура»), которая перекочевала в капитализм, в своем большинстве оказалась достойной заветов своих организаторов.

Этому есть историческое объяснение. По версии академика РАСХН В. Глазко (2005) – малая (ручная) аграрная академия в СССР как раз и создавалась в противовес большой Академии наук (вольнодумной и неуправляемой).

«И все же находятся адвокаты — защитники той ужасающей бессмыслицы, которая творилась в науке и которая отбросила развитие науки в прежнем СССР, а сегодня в постсоветских странах далеко от достижений мировой науки. Принудительное насаждение «мичуринской биологии» изуродовало несколько поколений молодежи, которая в научном отношении значительно отстала от своих зарубежных ровесников и до этого времени не может стать вровень с ними. И так будет до тех пор, пока будет существовать в нашей науке «красная профессура» (академик УАОИ Близнюченко А.Г., 2009).

Сегодня в многих кабинетах ученых аграриев царит уныние, скука и ностальгия по временам лихого «наукотворчества» имени «мичурина-лысенко», по временам необременительного обслуживания колхозно-совхозной системы производства продуктов питания.

«Люди! Сон разума рождает Химер. Доколе спать-то будем?»  Лена Хайдиз, наука скучающая.

 Оказывается, творить под диктовку вышестоящего начальства иногда легче, чем в «свободном» полете. Приходиться лишь сожалеть об утраченных возможностях, которые были заложены нашими дореволюционными радетелями за науку и отечество, но растеряны их потомками в битве за светлое будущее.

В заключение - пожелание оптимизма постсоветской прикладной науке и особенно коллегам из Республики Казахстан в новом 2012 году от Эдмунда Фишера, лауреата Нобелевской премии по физиологии и медицине (1992): «Счастливый ученый тот, кто ищет иголку в стоге сена, а находит дочку фермера».

В следующих публикациях на тему «Как нам реорганизовать ВАСХНИЛ?» автор расчитывает продолжить разговор о путях реформирования постсоветской аграрной науки.

Адрес автора:  vmadison@mail.ru

 

Back to top