Переяславский селекционер

  Переяславский селекционер

Светлой памяти Ирины Степановны Воленко

Виктор и Любовь МАДИСОН, кандидаты биологических наук, Казань

Частично опубликовано: Народный селекционер, «Животноводство России», №3, 2008. Авторский вариант, переработанный и дополненный

   Авторы

На Украине Ирину Степановну Воленко называли народным селекционером. Она надеялась в течение 5–7 лет реформировать систему племенной службы тогда еще Советской Украины на европейский лад. Мечтала об европейских удоях на родине уже через десять лет. В прошедшем году этому удивительному человеку могло бы исполниться 70 лет…

На Украине Ирину Стефановну Воленко называли – народный селекционер. Не следует путать с полтавским «народным» академиком. О народности Т.Д. Лысенко можно говорить с известной иронией. Любимец власти, увешанный почетными званиями и наградами с ног до головы, искусно играл роль ученого-мужика, подыгрывая власти в ее нелюбви к интеллигенции, а скорее всего таковым и был по сути.

 Тимофеев-Рессовский называл Лысенко - Распутиным советской науки. Он обещал чуда и не когда-нибудь, а через год, два. И тем был мил авантюрной власти. Нанес непоправимый (до сих пор) вред селекции растений и разведению племенных животных.

Ирина Степановна обещала в течение 5-7 лет реформировать постсоветскую систему племенной службы на европейский лад. Мечтала об европейских удоях на родине уже через десять лет. Но не смогла и не успела уберечь украинскую племенную глыбу от развала. Академик В. Глазко писал в 2005 году: «Только теперь стало ясно, что страна, которая убивает своих гениев, потом гибнет сама». В следующем 2017 году этому удивительному человеку могло бы исполниться 80 лет…

 Разведение с «царем в голове»

Как отечественное племенное дело было доведено «до ручки»? Советская зоотехния почему-то ведет отсчет истории племенного дела с Декрета В.И. Ленина 1918 года. На самом деле Декрет лишь узаконил разорение главных племенников Российской империи - передовых помещиков и других зажиточных скотовладельцев, которые работали над улучшением отечественных пород скота с помощью лучшего европейского племенного материала.

Поголовье Российской империи того времени по происхождению было представлено крупным рогатым скотом народной селекции: холмогорской, ярославской, тагильской, сибирской, красной горбатовской, астраханской, серой украинской и казахской. Над их улучшением, с привлечением европейских производителей трудились помещики, зажиточные селянство и казачество Российской империи. Государство субсидировало опытные фермы и сельские показательные дворы (!), устраивались животноводческие выставки племенного скота. Трудно поверить, но в начале прошлого века в отраслевой прессе велись разговоры об успешном опыте Англии (союзницы России в войне) в создании породных ассоциаций (!) и всерьез обсуждался вопрос о применении этого опыта в воюющей (!) России.  (Этот абзац специально для  авторов учебников и изданий по истории отечественного животноводства, которые до сих пор утверждают, что разведение племенного скота в России началось с выстрела «Авроры»).

Сегодня трудно поверить, но первое контрольное товарищество (прообраз современных породных ассоциаций, которые в РФ только зарождаются) в России было организовано в 1905 г. при Северном обществе сельского хозяйства в Петербургской губернии. Первые же годовые отчеты контрольных товариществ показали довольно высокую продуктивность русского скота, что вызвало у владельцев интерес к племенной работе и племенным книгам. Первая племенная книга была издана в России в 1885 г. обществом прибалтийских скотоводов.  В 1903 г. — в Курской губернии, затем в Ярославской, Тульской, Архангельской, Харьковской и других.

Первые контрольные товарищества, ставившие своей задачей периодический учет удоев, жирности молока, оплаты корма, введение нормированного кормления и пропаганду племенного дела, возникли в Дании в 1895 гг.

До начала Первой мировой войны в границах прежней России насчитывалось около 500 контрольных товариществ (основа-основ селекции), которые после октябрьского переворота 1917 года прекратили свою работу. Важно подчеркнуть, что в царской России сто лет назад функционировало 500 независимых контрольных товариществ! Много это или мало, если сегодня в РФ и на Украине нет ни одного?

Сведения частного контрольного союза по учету молочной  продуктивности коров (в ведрах)

 Каждый уважающий себя помещик выписывал с.-х. литературу, при первой возможности старался завести племенное поголовье европейских пород. Автор уже упоминал в своих статьях князя Горчакова с переяславщины (Киевская обл., чистопородный симментал) и барона Фальц-Фейна (Аскания-Нова, мериносное овцеводство). Можно утверждать, что каждый владелец скота Российской империи («с царем в голове») заботился о породном совершенствовании принадлежащего ему поголовья. В лихие годы красного террора были ликвидированы эти зачатки племзаводов европейских пород и центры независимого контрольного тестирования и оценки животных. Лишь за пятнадцать лет красных революционных реформ было «уполовинено» 68 миллионнное стадо коров Российской империи, так бережно опекаемых царским правительством.

Изведя племенное поголовье помещиков и зажиточных крестьян «до основанья», колхозная беднота осталась «за тем», за что боролась – с парнокопытным «коровняком» (выражение тех лет), сведенным из личных хозяйств.

 

Красный Кут, Самарской губернии. Животноводческая выставка 1927 года того, с чем остались животноводы в Красном тупике 

Причины разрухи рабоче-крестьянского племенном деле можно подытожить словами М. Булгакова из романа «Собачье сердце» (1925): «И вот, когда он вылупит из себя мировую революцию, Энгельса и Николая Романова, угнетенных малайцев и тому подобные галлюцинации, займется чисткой сараев — прямым своим делом, — разруха  исчезнет сама собой».

Не пора ли нашим непредвзятым ученым-селекционерам копнуть архивы позапрошлого века и вынести свой вердикт по теме, которая игнорировалась советской властью: роль российских помещиков и самодержца всея Руси в создании отечественного племенного животноводства.

На страницах аграрных изданий начала прошлого века, наряду со сводками с фронтов первой мирровой войны, публикацией списками погибших и раненых ветеринаров, животноводы России активно обсуждают опыт Англии по созданию союзов скотопромышленников и молочных контрольных союзов. Специалисты воюющей империи (!)  примеряли для России опыт Англии по организацию объединений владельцев племенного скота и их субсидированию. И если бы «вихри враждебные» миновали бы нас, такие породные ассоциации (на которых построено племенное дело во всем мире и про которые мы вспоминаем только сегодня) наверняка были бы созданы на нашей родине еще сто лет назад.

Мы, к сожалению, очень мало знаем о самых значительных проектах улучшения аборигенного скота России начала прошлого века, по которым прошелся паровоз революции - вперед летя. А ведь такие (и немалые) племенные достижения, племенная перестройка и племенная учеба скотоводов России всех уровней (от крестьян – до помещиков) имели место быть.

Вот как описывают племенной опыт союзников «Хроники архива ветеринарных наукъ. Петроградъ, №27» от 1915 года (стиль и орфография тех времен сохранены):

«Главная цель этих мероприятий демонстрировать выгодность употребления в качестве производителей чистокровных, высокого достоинства быков и чтобы устраивать контрольные молочные Союзы для учета молочной продуктивности коров, с целью отбора дающих много молока. Содействие в улучшении  животноводства должно выражаться в выдаче денежных премий или субсидий на приобретение высшего качества быков, жеребцов и боровов с таким расчетом, чтобы стоимость подобных производителей уравнивалась со стоимостью обыкновенных животных.

Заведование мероприятиями по животноводству возложено на особый Совет, учрежденный в каждой из 12 провинций, на который делится Англия и Уэльс. В его состав входят представители с.-х. учреждений провинции, графских комитетов животноводства и министерства земледелия.

…Каждый Совет избирает комитет животноводства. Обязанности комитета животноводства при провинциальном Совете заключается в том, чтобы делать представления министерству земледелия, касающиеся ассигнованию субсидий графствам; вырабатывать условия отпуска субсидий».

…Стремление к улучшению животноводства в самой энергичной форме было проявлено и в среде частных землевладельцев Киевской губернии. С участием всех наличных специалистов города Киева и Киевской губернии был выработан план улучшения животноводства, причем решено улучшать местный скот путем метизации с чистокровными производителями иностранных пород. ...Само осуществление работы было возложено на профессора В.П. Устинцева».

Эти материалы свидетельствуют, что в развитии отечественного племенного животноводства нами потеряно целое столетие. Планам киевского профессора Устинцева и его коллег не суждено было сбыться и судьба их неизвестна.

 

Разведение под серпом и молотом, краеведческий музей г. Переяслав-Хмельницкий

 Чтобы оправдать низкую продуктивность подотчетных им пород, разведенцы-неудачники подхватили идею нехватки кормов, озвученную академиком Е.Ф. Лискуном на заре Советской власти: «Навязшая у всех в зубах малая производительность наших сельскохозяйственных животных объясняется в первую очередь тем, что наше кормление и способы содержания роковым образом заставляют каждое животное каких угодно высоких наследственных задатков показать лишь очень плохое проявление своей продуктивности».

Эта идея, что все дело в кормах, была взята на вооружение советскими зоотехниками и стала безотказной «отмазкой», когда на «партучете» стоял каждый литр суточного надоя. Аргумент — утром корма, вечером будет молоко — срабатывал безотказно, оправдывал низкую молочную производительность выведенного поголовья.

Вволю накормить 120 млн голов малопродуктивного скота (42 млн. коров) даже Советской власти было не по силам. Директор ГСЦУ была уверена, что породную несостоятельность можно сколь угодно долго прятать за извечный вопрос несбалансированного кормления, но решение должно быть кардинальным:

«На первом месте для производителя молока должно быть качество животных, на втором — кормление, на третьем — технология содержания. Накормить в начале — это чепуха, потолок наследственного потенциала не даст ожидаемой продуктивности».

Вот как, по описанию И. С. Воленко, происходило рождение голштинской ассоциации в Канаде в начале прошлого века.

Канада-1990. Работники музея ранчо уверяли И. Воленко, что этот коровник прародителей современных голштинов имеет столетнюю историю

«Объединившиеся фермеры нанимали за свой счет людей, которые нумеровали, регистрировали происхождение животных и достоверно учитывали их  продуктивность, что дало возможность выявлять лучших из лучших. Постепенно правительство стало помогать этим энтузиастам и взяло на себя значительную долю финансирования службы селекции: в 1930-е годы — 75% затрат, в 50-е — 50%, в настоящее время — 25%».

Европейской системе селекции уже более 100 лет. На меры по улучшению животноводства Англии и Уэльсе правительство в 1913 г. выделило сумму эквивалентную 370 тыс. в российских рублях. Огромные по тем временам деньги. Об этом с восторгом писали с.-х. издании Российской империи. Даже во время Первой мировой войны правительство России заботилось о сохранении племенного скотоводства. Только одна Киевская губерния на племенное улучшение ежегодно получала сумму, составляющую треть ассигнований от аналогичных субсидий Англии и Уэлльса, вместе взятых («Хроники архива ветеринарных наук, Петроградъ, 1915, №27»).

«С участием всех наличных специалистов города Киева и Киевской губернии был выработан план улучшения животноводства, причем решено улучшать местный скот путем метизации с чистокровными производителями иностранных пород».

По распоряжению командующего Петроградским военным округом, породистый племенной скот не подлежит реквизиции для военных надобностей».

Разведение «под себя»

Когда чукчу спросили – чья космонавтика самая лучшая, он ответил - НАСА. В отличие от находчивого чукчи, некоторые селекционеры советской закалки до сих пор уверены, что лучшая племенная школа – наша. На самом деле тот селекционный «веник» из сотни пород и типов крупного рогатого скота, что был получен в СССР в прошлом  столетии не стоит того, чтобы о нем печалиться (Еффективне тваринництво, №4, 2008).

Что же досталось нам в наследство от советской племенной школы? В разведении есть такой прием – использование фенов в селекции. В отличие от генов, породные комбинации которых западные селекционеры шлифуют столетиям (как голштинскую породу), фены гораздо проще в обращении, легко навешиваются на уши Ученому совету, незаменимы для написания диссертаций, оформления государственных премий и наград. Берем одну - две известные зарубежные породы, добавляем нашей исторической «кровушки» и фен готов.

Разведением «под себя» можно назвать труды украинских и российских селекционеров, которые продолжают советскую традицию «мичуринизации» отечественного стада и выведение скороспелых фенов. Наши доморощенные и частично голштинизированные коровы (как бы их не называли) бурой, палевой, красной, красно-пестрой и черно-пестрой масти остаются основой молочного стада страны и без прилития голштинской крови имеют мало шансов на сохранение. Тоже самое касается новоизобретенных украинских типов мясного скота, которые «…без постоянной подпитки чистопородными европейскими и североамериканскими породами (ангус, шароле, герефорд лимузин) деградируют на глазах самих же авторов. В мясном скотоводстве 1,5-2 кг привеса в сутки – это не главное, важнее иметь 1,3 кг в течение всей жизни. Главное - не количество, а качество мяса, его диетические свойства»  (И.С. Воленко, 1994).

Парадокс современности состоит в том, что за годы независимости процесс создания новых пород, типов и линий на Украине и в РФ не только не прекратился, но и заметно оживился. Селекционный бум приходится на время, когда вырезка низкопродуктивного скота в Украине достигла своего пика (по 200 тысяч ежегодно), в с.-х. предприятиях осталось менее миллиона коров средненькой (около 3 тысяч кг) продуктивности. Перефразируя Жванецкого: «граждане воруют, страна богатеет»,  можно сказать иначе: поголовье редеет, племреестры Украины и России – богатеет. Каковы же украинские достижения за годы «независимого» селекционирования продуктивного скота? Одни названия чего стоят:

·        украинская черно-рябая и червоно-рябая породы;

·        украинский тип червоной молочной худобы;

·        новый украинский голштиниизированный молочный тип;

·        молочный тип бурой рогатой худобы;

·        украинская симментальская суперинтенсивная (!) мясная;

·        украинская и полесская мясная порода скота;

·        полесский зональный тип;

·        прикарпатский тип мясной худобы;

·        южный, подольский, знаменский, западный и  пивденный тип;

·        киевский, харьковский, прилуцкий, винницкий и черкасский типы (сокращенно: кити, хати, прити, вити и черти).

 Последний писк разведенческой моды – присвоение фенам областных названий. Так, четыре фена было создано на красной степной породе: запорожский, донецкий, днепропетровский и крымский тип (зати, доти, днети и крыти).

С этим  кучерявым стадом – в Европу? На фоне «скромных» россиян (9 зарегистрированных типов), фантазиям наших «мичуринцев» можно позавидовать.

 В разведении есть такой прием – использование фенов в селекции. В отличие от генов, породные комбинации которых западные селекционеры шлифуют столетиям (как голштинскую породу), фены гораздо проще в обращении, легко навешиваются на уши Ученому совету, незаменимы для написания диссертаций, оформления государственных премий и наград. Берем одну - две известные зарубежные породы, добавляем нашей исторической «кровушки» и фен готов. Так появляются эти суперинтенсивные ути-пути-крыти-пити-знати-черти - незаменимые для научных отчетов и беспомощные в рыночной конкуренции. Доколе больная селекционная школа Украины будет продолжать разведение «под себя»?

«Новоизобретенные типы украинского мясного скота, без постоянной подпитки чистопородными европейскими и североамериканскими породами (ангус, шароле, герефорд лимузин др.) деградируют на глазах самих же авторов»  (И.С. Воленко, 1994). 

Не пора ли прислушаться к советам умнейшей женщины-селекционера, которая в стремлении принести благо отечеству опередила свое время.

«Мы долгое время занимаемся разведением не нашего комбинированного скота. Наша историческая – это серая украинская, а черно-пеструю,  симментальскую, красную степную мы привезли из Европы. Подешевле, побольше и поближе. На этой основе стали разводить собственные породы и их помеси с европейскими. Некоторые  ученые вложили в них всю жизнь… В хозяйствах с низким уровнем рентабельности и селекции, в условиях мелких товарных ферм этот скот мог дать достаточную продуктивность. В условиях крупных современных ферм продуктивность такого скота не растет. Порода – это не масть, это продуктивность + экономика» (И.С. Воленко,1994).

Чем же занять нашу безденежную и скучающую селекционную науку? Главная задача - перевод отечественной селекции на европейские принципы построения племенной службы. Это единственный  путь сохранения контроля над  неуправляемыми процессами воспроизводства в молочном скотоводстве.  Ученым и практикам со стажем необходимо объединить усилия в составлении региональной карты «расселения» лучших мировых пород по Украине, обосновать ее и убедить правительство в необходимых объемах закупки зарубежного племенного материала. Селекционной науке по силам возглавить племенную интеграцию североамериканских и европейских пород на Украине и в РФ, организовать породные контрольно-испытательные станции, создать племенную инспекцию с главной задачей сохранять и улучшать приобретаемые мировые породы, а не дробить их на скороспелые «суперинтенсивные» типы скота.

И главное -  написать новый закон о племенном деле, взяв за основу национальные законы той же Венгрии, Чехии или Германии. При таком подходе у наших стран есть шанс стать образцовым племенным рассадником лучших мировых пород скота  для своих скотоводов и для наших соседей по СНГ.

Для любителей «поразводить старенькое» в виде хобби, на Украине есть изумительный отечественный исторический материал – серая украинская и бурая карпатская породы скота. Остается лишь довести их до ума по примеру канадцев.

Директор ГСЦУ Воленко И.С. (1994): Генетический потенциал канадского скота – 20 тыс. кг, доят – 10 тыс. Максимальный потенциал нашего скота – 5 тыс. кг, доит – 2,5  тыс., в лучшие годы – 2,9 тыс». Мы привыкли получать по 3000  кг от коровы. Сейчас должны  выбросить из головы то, чему нас учили и решать, как жить дальше. Сегодня продуктивность, которая сможет себя окупить - 7500 кг». Конечно, жаль отказываться от милых сердцу пород, молоком которых все мы вскормлены. Тем не менее, нельзя все время жить в породном зоопарке и одновременно доить его! За зоопарк требуется платить или закрывать его.

Отечественный генофонд наших разноцветных пород является либо отработанным селекционным материалом (Буркат В.П., 1987), либо (по нашей версии) недоработанным до мировых стандартов. В любом случае – сегодня без импорта зарубежных племенных ресурсов не обойтись. Каким путем  осуществлять импорт?

 Пятнадцать лет для реформирования скотоводства страны оказались потеряны. Слишком сильна инерция «племенного» мышления, базирующаяся на  почитание ученых-селекционеров лысенковсой селекционной школы.

                  Переяславская мечтательница

Пролетарские критерии разведения скота ничего общего с экономикой производства мяса и молока не имели. Удои, в отличие от поголовья – почти не росли. Хотя по способности коров выживать в «нечеловеческих» условиях колхозно-совхозного содержания (надо отдать должное), отечественная селекция добилась определенных успехов. Вот как об этих достижениях отечественной науки с сожалением говорила народный селекционер, генеральный директор ГСЦУ И.С. Воленко [1]: «Пролетарская селекция добилась своего, мы создали коров, способных выживать на соломе. Мы привыкли не кормить корову, а получать молоко, поэтому кроме красной степной ничего не имеем».

Заслуга И.С. Воленко уже в том, что в начале 1990-х она отчаянно пыталась уберечь племенную глыбу отечественного разведения скота от развала. Но не смогла. «Глыба» предпочла реформам смерть. Не по принципиальным соображениям и несогласию, а из-за элементарного нежелания отойти от скудеющей госкормушки и осуществить несложный комплекс реформ хотя бы по примеру Чехии, Венгрии, Польши и других стран соцлагеря.

Идеи директора Головного селекционного центра Украины И.С. Воленко сегодня помнят только очевидцы ее выступлений и чиновники Минагрополитики, где она провела едва ли не лучшие годы жизни. На монографии и серьезные публикации времени не оставалось. Предложения защитить диссертацию отклоняла по той же причине.

Ирина Степановна приводила в пример канадские центры искусственного осеменения (ИО), существующие как кооперативы при породных ассоциациях фермеров-скотоводов. Каждый центр ИО имеет совет директоров, который выбирается из числа наиболее уважаемых фермеров. «Я присутствовала несколько раз на заседаниях такого совета. Он решал, от каких коров и быков получать новых производителей, где их ставить на оценку, каких животных после оценки оставлять в основном стаде. Консультирует такой совет опытный ученый-селекционер.

Долгое время на всех уровнях я пытаюсь создать у нас в стране на первом этапе хотя бы производственный Совет при Минагрополитике по улучшению качества сельскохозяйственных животных. Такой Совет из авторитетных племенников-реформаторов мог бы рассматривать и утверждать программы селекции в животноводстве, поручать их исполнение конкретным службам, контролировать ход работы, консультировать государственные и научные структуры. Однако не встречаю особой поддержки. Может быть, оттого, что одни не чувствуют своей силы  и не привыкли пользоваться своими правами (укол владельцам племенного скота – прим. автора), другие («племенное» начальство и наука) не привыкли и не хотят эти права кому-то отдавать. Сколько бы мы не откладывали реформы, такой Совет производственников будет создан».

Поначалу высокому «племенному» начальству и руководству Минагрополитики Украины нравились энергия и убеждения молодого неординарного специалиста, пока ее идеи не затронули «святая-святых» — перестройку управления и финансирования отрасли: не сверху  вниз, а от заказчика — к исполнителю. Изменение вертикали управления племресурсами, а тем более посягательство на кормушку, конечно, не могли быть приняты добровольно.

Сегодня ученое сообщество страны, кажется, дозревает до необходимости перемен, начинает искать выход из селекционного тупика, о котором Воленко буквально кричала еще 15 лет назад.

Откуда в спокойном омуте советского породоразведения появился засланный переяславский казачок (точнее казачка), с мыслями выпускника оксфордской селекционной школы. Типичная украинская селянка. Симпатичная, умная и интеллигентная.

Ирина Воленко, главный зоотехник межрайонного плем. предприятия г. Переяслав-Хмельницкий

 Самое поразительное, что решение «плыть против течения» было ею принято на пике успешной карьеры, когда она возглавляла центральное племенное предприятие Украины, а затем и «Укрплемобъединение».

Училась Ирина Стефановна в Украинской сельскохозяйственной академии в Киеве. Распределили молодого специалиста на должность зоотехника-селекционера межрайонной госплемстанции (г. Переяслав-Хмельницкий Киевской области). Старания ученых и специалистов госплемстанции тогда были сосредоточены на улучшении массива симментальского скота, завезенного на Переяславщину еще князем Горчаковым в начале ХХ столетия. До определенной поры такая шлифовка породы «в чистоте» удавалась, но «нет предела совершенствованию», — решили отечественные селекционеры и пошли в атаку на княжескую породу. В качестве тяжелой «артиллерии» использовали быков-производителей монтбелиардской и красно-пестрой голштинской пород.

Полученная голштино-монтбелиардская помесь, названная «переяславским» типом, не могла не дать временной продуктивной прибавки. Но в этой битве за молоко исчез чистопородный княжеский симментал, а полученный гибрид больше был похож на неструганное полено, чем на коров-рекордисток благородных кровей.

Победу, как полагается, обмыли защитами диссертаций и грядущим лауреатством. Старания селекционера И.С. Воленко в команде разведенцев были замечены, и она стала директором Центрального племпредприятия (ЦПП).

Награды, ученая степень, престиж и уважение молодому директору, одному из авторов нового породного типа скота, были обеспечены. Лучезарная карьера светила всерьез и надолго.

В зоне обслуживания ЦПП в то время находилось около 40 тыс. голов крупного рогатого скота. На всех ключевых постах предприятия у Ирины Стефановны работали женщины-единомышленницы. Благодаря этой команде ЦПП, переименованный позже в Головной селекционный центр Украины (ГСЦУ), стал настоящим центром реформирования племенного скотоводства Украины.

Именно на этой должности у племенника советской закалки открылись глаза на отечественную селекцию скота. У многих ли авторов «суперинтенсивных» и других отечественных пород и типов скота хватит мужества критически взглянуть на результаты своего труда? Открыто заявить об ошибках в стратегии отечественного разведения?

Как такие крамольные мысли могли появиться в голове директора ГСЦУ, которого ожидала блестящая карьера?

Тогдашним выпускникам сельхозинститутов нельзя было показывать это Чудо — скотоводство «загнивающего» запада. Ни наяву, ни даже по телевизору. Пять лет учебы им старательно читали лекции «красные» профессора, которые  были уверены, что у нас все самое лучшее: мы впереди планеты всей.

Первая реакция за границей — восхищение, вторая — почему нас, молодых специалистов, держат, мягко говоря, за простаков? Сытые и ухоженные коровы дают за день по пять ведер молока. Такие удои в нашей стране заслуживали звезды Героя, а здесь — обычное дело. Техник по ИО  зарабатывает больше профессора университета!

Такая психологическая травма не могла пройти бесследно для молодого директора ГСЦУ. За рубежом появилась возможность сравнить и сделать для себя выводы.

По приезду в ГСЦУ И.С. Воленко собрала коллектив и говорила о своих впечатлениях честно, убежденно, иногда с отчаянием. Так, как мы это делаем, разводить скот нельзя! Говорила, невзирая на авторитеты: на собраниях, совещаниях, встречах с министром и президентом страны.

 «Весь мир переделывает свое поголовье под канадского и американского голштина. Если взять каталоги племенного скота Германии, Италии, Испании, Голландии, Дании, отцы быков — из США и Канады. Наше разведение никуда не годится.

…В Европе уже нет «чистых» англеров и датской породы, у нас – красной степной. Разработка собственных пород возможна: при налаженной достоверной оценке быков; при их конкурентоспособности на мировом рынке скота.

…Высокомерные немецкие скотоводы, любители тучных животных, поначалу презрительно называли поджарых длинноногих канадских голштинов не иначе как – «вешалки для шляп». Сейчас, снимают перед ними шляпу, используют лучших канадских быков в своих селекционных программах» (Воленко И.С., 1994).

Ирина Стефановна взялась за изучение английского языка. По-видимому, мечтала выведать главный «буржуинский секрет» рентабельного скотоводства из первоисточников. Много времени отнимали трансатлантические перелеты к лидерам племенного скотоводства, в которых директор ГСЦУ напитывалась информацией, как губка. Вместо заграничных тряпок везла в Переяслав-Хмельницкий чемоданы каталогов и другой литературы.

На переговорах в Канаде об импорте на Украину семени и эмбрионов

Мало того, заставляла учить язык специалистов ГСЦУ на бесплатно организованных курсах. Это оказалось кстати, так как неподдельный интерес к канадской генетике вызвал ответное желание заокеанских специалистов поделиться этим самым секретом. Они не только учредили совместное предприятие «Simex-Украина» по поставке генетической продукции на очень выгодных условиях, но и открыли долговременные курсы обучения специалистов канадской системе селекции и содержания скота.

А Ирина Стефановна продолжала регулярно собирать животноводов со всей Украины и разъяснять свою позицию по реформированию отрасли.

 «На наших племпредприятиях нет ни одного быка, которого можно использовать на большом стаде. Все, что мы продаем производителю сельскохозяйственной продукции, — это мусор.

Каталог из 100 лучших быков США и Канады печатают на первых страницах два раза в год. Цена такого быка в среднем составляет 1,2 млн долл. Он может дать 60 тыс. доз спермы стоимостью от 10 до 200 долл. за каждую. Дешевле качественная спермопродукция быть не может.

На зарубежные выставки владельцы из тысяч высокоудойных коров отбирают по экстерьеру единицы, мы рекордисток по удою подбираем с трудом».

Возвращаясь из очередного племенного оазиса, Воленко шла «в люди». В беседах, выступлениях, на собраниях доказывала, убеждала и ставила собеседников перед фактом необходимости срочных реформ госплемсистемы и основы основ племенной работы — системы оценки качества поголовья.

«В нашей системе нет квалифицированных специалистов для оценки типа и экстерьера коров. Сама оценка по экстерьеру в стране практически не проводилась. Достоверная оценка производителей также отсутствует. Это сложная и дорогостоящая система. Имеющаяся оценка быков грешит многоступенчатостью, сложностью, не отвечает фактическому материалу.

У нас нет маточного поголовья, от которого стоит получать достойных сыновей. Мы ни одну мать не сможем достоверно отобрать по племенным записям».

Представители науки и госплемслужбы середины 1990-х годов выслушивали странного директора подчеркнуто вежливо, зато в кулуарах отводили душу. Единственная аудитория, где ей всегда были рады — участники производственных совещаний в ГСЦУ и регионах Украины. В самые плодотворные годы ее руководства предприятие посещали до 1–1,5 тыс. специалистов из разных областей и из-за рубежа.

Мечта директора — на базе ГСЦУ создать международный учебный центр современного специализированного скотоводства для подготовки специалистов из Украины и стран СНГ. Она мудро рассчитала, что для государства дешевле приглашать зарубежных консультантов на Украину и готовить тысячи квалифицированных скотоводов дома, чем отравлять на учебу за границу.

Несбывшаяся мечта Ирины Степановны. Недостроенное здание международной школы специализированного скотоводства, Переяслав-Хмельницкий, 2013

Еще десять лет назад посетителям племпредприятия было на что посмотреть. Можно без преувеличения сказать, что тогда ГСЦУ был уникален не только для Украины. Такой сказки западного образца не было во всем Союзе.

На месте симментальского отродья — настоящие голштины из Канады  с надоями более 9 тыс. кг в год. Монокорм в проход раздавали из специального смесителя на колесах, сено — круглосуточно. Впечатляла импортная дойка с огромной вакуумной трубой.

Не меньший интерес у посетителей вызывал специализированный мясной скот из Америки (абердин-ангусы, лимузины, симменталы, герефорды) и Италии (пьемонтезы). На предприятии в селе Чирское был создан первый в стране (1993 г.) репродуктор мясных пород скота. И всюду, где возможно, директором насаждались элементы североамериканской технологии кормления и содержания животных.

Кроме того, на предприятии работала линия по заготовке и фасовке спермопродукции от проверенных по качеству канадских быков-производителей, доставленных в ГСЦУ самолетом. Мощная лаборатория трансплантации эмбрионов (две выездные бригады специалистов на РАФах) с запасом импортных эмбрионов (2 тыс. шт. американского абердин-ангуса) и ежегодным собственным производством 200-500 зародышей зарубежной селекции пересаживала их по заказам.

С делегацией из Молдовы

Ирина Стефановна понимала: сегодня без импорта зарубежных племенных ресурсов не обойтись. Отказавшись от него сегодня, завтра будем импортировать продукты. В отечественную селекционную науку не верила. Надо иметь смелость, чтобы, не имея ученой степени, открыто бросить ей вызов, заявить о серьезной болезни всей системы племенной работы на Украине:

«Каждая из 25 областей Украины имеет 3–4 региональных центра искусственного осеменения с быками низкого качества. За спинами этих средненьких быков привыкли сидеть люди, которых надо переучивать по современным племенным стандартам. Сегодняшняя задача — создать новую модель. Несколько раз это поручалось науке».

Такие непатриотические высказывания в адрес родной генетики, низкая оценка труда отечественной селекционной школы вызывали настоящий зубной скрежет наших сельхозпатриотов, которые эту генетику разводили всю жизнь, воспевали ее и были ею же вскормлены. Очень скоро молодой директор стала ловить колючие взгляды от высокопоставленных чиновников, оскудели и «реформаторские» поступления от державы.

Как оградить отечественную селекцию от ученых господ «шариковых» и  чиновников «швондеров»? Надо иметь смелость чтобы, будучи женщиной, специалистом без научной степени открыто заявлять ученому собранию докторов и академиков, заслуженным «племенным» чиновникам о серьезной болезни всей постсоветской системы племенной работы на Украине.

Воленко И.С., 1994: «Наука считает, что у нас есть свое, и не хуже. Люди привыкли верить таким убеждениям. Если есть свое - не нужны затраты в валюте. Это в то время, когда весь мир обменивается селекционным материалом. Ни  одна цивилизованная страна не рискнет замкнуться в своих границах. Сегодня придется согласиться, что селекционный материал придется купить за рубежом. Надо быть честным и убедить в этом руководителей государства».

Разочаровавшись найти понимание в научном сообществе, Ирина Стефановна планирует при Министерстве аграрной политики собрать Совет селекционеров-единомышленников из авторитетных прогрессивно мылящих племенников, которые будут заказывать ученым программу развития племенного скотоводства страны европейского образца. «Если все пойдет по этой программе (закупка эмбрионов в Канаде и США), настоящие специализированные стада появятся на Украине к 2007 – 2009 гг.» (Воленко И.С., 1996).

По ее расчетам (1994): «Для того, чтобы по Украине за 5 лет создать сеть репродукторов специализированного скота наиболее популярных пород за счет импорта 50 тысяч эмбрионов потребуется $20 млн. Мясное скотоводство придется создавать с «нуля». Наши породы – неконкурентоспособны».

В начале 1990-х, когда аграрный кризис только надвигался, директор организует регулярные сборы специалистов со всей Украины, разъясняет свою позицию по реформированию отрасли. Тезисы выступления Воленко остаются актуальными до сих пор.

«Сегодня на Украине есть несколько государственных производственных и научных структур, которые на свой лад диктуют политику в селекции. В зависимости от своих взглядов, уровня квалификации, ответственности и имеющихся полномочий эти структуры лепят породы, утверждают их, отбирают производителей, производят «селекционную» продукцию и поставляют ее в производство, составляют программы, распределяют и используют государственную помощь. По сути, при такой системе процесс селекции в животноводстве остается бездомным и бесконтрольным».

После распада Союза отечественные разведенцы легко «переселекционировали» доставшееся от СССР рогатое наследство в новые породы и типы. Вдруг откуда ни возьмись, появились украинские черно-красно-пестрые породы и другие плоды легкой (легонькой селекции, которую в одной из статей автор назвал – разведение в краватках, то есть в галстуках).

Не найдя понимания в научном и «племенном» сообществе, Ирина Стефановна рассчитывает при Министерстве аграрной политики собрать совет селекционеров-единомышленников из авторитетных, прогрессивно мылящих разведенцев, которые помогут ей реформировать племенную службу страны, призовут ученых к разработке программы развития племенного скотоводства по европейскому образцу, разработают для этого новую редакцию закона о племенном деле. Она надеялась, что если все пойдет по намеченным ею целям, настоящие специализированные стада появятся на Украине к 2007 — 2009 гг.

  Обоснование реформирования племенной системы "по Воленко"

Ирина Воленко с коллективом специалистов ГСЦУ, 2005

Мечты Ирины Степановны десятилетней давности: «Сегодня на Украине 4 тысячи быков и 160 млн. доз сомнительной спермопродукции, ежегодный прирост – 30-35 млн. доз. Если мы хотим прогресса - эту вредную продукцию придется уничтожить. Для создания национального стада специализированных пород требуется завести 360 канадских быков-производителей, которые дадут 60 тысяч доз.

…Необходимо организовать собственную племенную базу с системой отбора производителей. Для их оценки было бы полезно создать СП с Германией, в этой стране отличная система оценки. Необходимо развернуть по стране сеть современных лаборатории комплексной оценки качества молока, по образцу Дании. На эти цели требуется $120 млн.

…Через 6-7 лет будем использовать только своих быков канадской селекции. Одновременно необходимо ликвидировать 94 региональных центры И.О., вместо них останется 6 ведущих центров (ГСЦУ, Херсон, Днепропетровск, Черкассы, Сумы, Львов). Людей из сокращаемых центров будем привлекать для реализации спермопродукции и независимой оценки продуктивности коров по западным стандартам. …Наука должна находить специалистов, способных отвечать за  реализацию племенных программ в поколениях животных».

По убеждению директора ГСЦУ наша племенная система обречена. Вертикаль управления в селекции — главное зло. За рубежом первичны независимые породные ассоциации и «вольные» бонитеры. Они при участии селекционной науки и финансовой поддержке государства — главные заказчики и двигатели селекционного прогресса в странах с «нормальным» укладом скотоводства.

Что же такое селекция в странах с развитым скотоводством по представлениям Воленко? «Очень просто. Скотоводы сами создают организации, которые определяют перспективу развития отрасли, сами выполняют значительный объем работы, необходимый для ее нормального функционирования. Это —  сообщества и ассоциации производителей продукции со своими исполнительными структурами правления, советами и проч.

Эти общества сотрудничают с государственными подразделениями и научными учреждениями, заказывают необходимую исследовательскую тематику».

Ирина Стефановна приводила в пример канадские центры искусственного осеменения (ИО), которые существуют как кооперативы при фермерских организациях. Каждый центр имеет совет директоров, который состоит из фермеров (подчеркнуто автором).

«Я присутствовала несколько раз на заседании такого совета. Он решал, от каких коров и быков получать новых производителей, где их ставить на оценку, каких животных после оценки оставлять в основном стаде.

Интерьер жилища канадского фермера середины прошлого века

Долгое время на всех уровнях я пытаюсь создать у нас в стране на первом этапе хотя бы производственный совет по улучшению качества сельскохозяйственных животных. Такой совет мог бы рассматривать и утверждать программы селекции в животноводстве, поручать их исполнение конкретным службам, контролировать ход работы, консультировать государственные и научные структуры. Однако не встречаю особой поддержки. Может быть, оттого, что одни не чувствуют своей силы и не привыкли пользоваться своими правами, другие не привыкли и не хотят эти права кому-то отдавать. Сколько бы мы ни откладывали эти реформы, такой совет производственников будет создан».

Отраслевая и научная «племенная» элита не поддержала реформатора Воленко 20 лет назад, безучастно наблюдала за разрушением советской системы племенного дела на протяжении последнего десятилетия. Ничего не делает и сегодня для того, чтобы хотя бы попытаться перейти на общеевропейскую систему разведения племенного скота. Такая обломовщина привела к тому, что государство выпустило управление племенными ресурсами из своих рук и позволило заниматься этим специфическим делом всем, кому не лень. А это равносильно потере государственного контроля над золотым запасом страны!

Ученым-селекционерам и «племенному» начальству сегодня следует превратиться из командиров производства в настоящих слуг народа, чаще бывать на фермах. И только выслушав пожелания «низов», выносить на ученые и производственные советы институтов и министерства пожелания от породных ассоциаций скотоводов (которые еще предстоит создать), определяться с национальными племенными приоритетами и целесообразностью их финансирования. Но кому же понравится такая перспектива?

Пока же владельцам племенных стад Украины придется, не дождавшись реформ сверху, повторить зарубежный опыт создания своей родной голштинской и других ассоциаций скота с нуля.

По этому пути пошла частнопрактикующая ветеринарная служба Украины, которая сумела продраться сквозь бюрократические тернии к признанию своей организации. Глава ассоциации Оксана Рудь заставила высокопоставленных чиновников считаться с независимыми докторами ветеринарной медицины. И если производитель сельхозпродукции побаивается представителей госветсети как контролирующего органа, то ассоциация ветеринарных специалистов — ему друг и первый помощник.

Владельцам племенного скота по силам создать свои породные ассоциации, где главным принципом будет честный учет и контроль, независимая оценка. Оснастить ее компьютерами, измерительным молочным и другим контрольным оборудованием, автотранспортом. Наладить сбор образцов и регистрацию продуктивности животных, пригласить опытных зарубежных бонитеров для оценки экстерьера, а со временем обучить своих.

 Если Минагрополитики Украины не захочет признать ассоциацию свободных производителей, откажется с ней сотрудничать, выход есть. Можно обратиться за помощью к европейским коллегам — в чешскую или венгерскую ассоциации голштинского скота (как наиболее продвинутые), войти в их состав и научиться разводить племенных животных по правилам Евросоюза.

Племенные сертификаты европейской голштинской ассоциации на территории Украины будут пользоваться намного большим доверием, чем отечественные племенные свидетельства. Соответственно будет цениться и племенная продукция. Кроме того, участие членов ассоциации в европейских выставках, аукционах позволит, наконец, украинской племенной продукции выйти на международный рынок.

Тезисы лекций Воленко И.С.(1996):

·        Для оценки типа животных, зарегистрированных в канадских ассоциациях, привлекают 18 экспертов-бонитеров раз в девять месяцев. Их основной инструмент — рулетка, основные измерения — конечности, молочная железа, грудная клетка. Каждый показатель — в баллах.   

·        Канадцы главным критерием успеха считают селекцию на тип телосложения животного, американцы – на продуктивность. Для «канадки» определяющим остается старое правило: в здоровом теле – здоровый дух. Ее достоинства - сухой костяк, тонкая шея, встроенное вымя.

·        Для устранения дефектов подбирают «корректирующего» быка.

·        Племенная служба ассоциаций приватная, но службы регистрации и оценки животных по типу — государственные.

·        Есть своя служба безопасности (!) – на случай «неуставных»  договоренностей владельцев скота с регистраторами.

·        Сведения по оценке типа коровы, надоям, ветеринарного состояния и др. приходят на ее номер в ассоциацию, после чего животное может принять участие в выставках, а его сыновья имеют шанс попасть на оценку качества.

·        Порода формируется за счет разведения «в себе».  Породу ведет бык, нет быка – нет породы.

·        Каталог из 100 лучших быков США и Канады печатают на первых страницах 2 раза в год. Цена такого быка в среднем составляет $1.2  млн. Он может дать 60 тыс. доз  спермопродукции, стоимостью от $10 до $200 за дозу».

Масштабный импорт эмбрионов: сказано-сделано

 Как появилась идея импорта эмбрионов? К тому времени в Российской Федерции был наработан кое-какой опыт использования трансплантации эмбрионов. Ирина Стефановна вспоминала: «Чтобы создавать в стране чистопородные стада специализированных пород с помощью зарубежной генетики требуется целенаправленное осеменение поголовья на протяжении 4 последующих поколений. Завозить быков живьем – дорого. Скотоместо на самолете стоит $1,5 тысячи, пароходом $600. Купить достаточное количество маточного поголовья можно только с помощью эмбрионов. …Стоимость эмбриона от донора породы абердин-ангус (США) составила $443, стельность обойдется в $900. Для сравнения: живая чистопородная телка в Америке стоит $3500». 

Сказано-сделано. В сосудах Дьюара на Украину прибыли и были высажено в 45 хозяйствах 19 областей Украины более 2,5 эмбрионов 5 мясных и 1 молочной голштинской породы. Ирина Воленко первая в СССР и СНГ осуществила масштабный импорт замороженных зародышей. Дерзкое по смелости выполнения и рискованное по сути Пытливые работники прокуратуры, заглядывая в сосуды Дьюара, прибывшие из США, долго не могли понять на что истрачено более миллиона долларов). С учетом собственного производства было трансплантировано более 5 тысяч эмбрионов крупного рогатого скота.

Кстати, практикующие на начало 90-х годов украинские специалисты лаборатории ТЭ при НИИ во Львове и Харькове не осмелились участвовать в пересадках дорогостоящих эмбрионов и вежливо отказались. Пришлось И.С. Воленко обратиться к специалистам из подмосковного госплемзавода «Заря коммунизма», к авторам этих строк. Сначала на базе лаборатории трансплантации госплемзавода прошли обучение два специалиста-эмбриолога с Украины, а затем ее подобие было воссоздано на базе ГСЦУ.

Стажеры из Украины (в белых халатах) в лаборатории ТЭ 

госплемзавода «Заря коммунизма», 1990

Включая собственное производство, трансплантировано более  5 тысяч эмбрионов от коров-доноров породы голштинская, герефорд, лимузин и мясной симментал. Скотоводы страны получили в пользование чистопородные «мини-фабрики» для производства молока и диетического мяса. Во многом благодаря пересадкам более 2 тысяч эмбрионов с американского штата Колорадо  украинское село познакомилось и подружилось с такой необычной и популярной сейчас мясной породой как абердин-ангус.

Видя неподдельный интерес к североамериканской генетике наши «Агро»-выставки 90-х годов стали посещать ведущие заморские племенники. Сам премьер-министр Канады Ж. Кретьен в ходе визита в Украину (январь 1999 года) одобрил меморандум о взаимопонимании. Главная ценность меморандума для нас была в том, что Канада жестом доброй воли, без оплаты, на протяжении 1999-2000 года поставила в Украину еще 3000 доз спермопродукции и 250 эмбрионов племенного крупного рогатого скота, а также семена канадских фуражных культур для наших непродуктивных пастбищ. Эти поставки, также были осуществлены под светлую голову И.С. Воленко. Жест доброй воли получил название – программа «Step», по аббревиатуре Саскачеванского торгово-экспортного общества. Рецепт оздоровления скотоводства Украины, предложенный И.С. Воленко еще во времена развитого социализма, состоял в том, чтобы не мучить наше советское рогатое наследие бесконечным совершенствованием, а купить самую лучшую мировую генетику и создавать племенные стада с нуля, с чистого листа.

По расчетам Воленко И.С. (1994): «Для того, чтобы по Украине за 5 лет создать сеть репродукторов специализированного скота наиболее популярных пород за счет импорта 50 тысяч эмбрионов потребуется $20 млн. Мясное скотоводство придется создавать с «нуля». Наши породы – неконкурентноспособны».

Почему эмбрионы? По своей микробиологической «чистоте» эмбрионы млекопитающих могут посоревноваться с супер-чистой спермопродукцией. А по цене, ветеринарной безопасности и легкости транспортировки во много раз выгодней приобретения живого поголовья.

Возникают трудности и с разночтением ветеринарного законодательства в разных странах. Для канадских и американских фермеров вирус лейкоза у коров – как насморк, для нашего скотовода – беда.

«В США все животные вакцинированы против бруцеллеза. Мы не можем их брать, так как наше поголовье 16 лет невакцинируется и это опасно для нашего скота. Заниматься импортом живого скота и птицы в настоящее время – удел людей с крепкими нервами. (Воленко И.С., 1994).

Тактическое решение 20-летней давности «по-Воленко» состояло в том, чтобы массив 10-миллионного стада коров Украины условно разделить на две части — мясную и молочную, по границе удоя (примерно 3 тыс. кг в год).

Поголовье с удоем выше пограничного должно быть покрыто быками-улучшателями молочной (преимущественно голштинской) породы. Все коровы, что дают менее 10 кг в сутки, переводятся в категорию мясных и оплодотворяются семенем мясных быков. Телки от таких матерей вполне подойдут на роль суррогатных матерей-реципиентов, эмбрионы для которых Минагрополитики должен был закупить в США и Канаде.

 Во времена СССР такую работу в республике можно было провести командно-административным методом. И она началась в конце 1980-х годов под лозунгом перехода Украины на специализированное скотоводство. По расчетам И.С. Воленко, 20 тыс. эмбрионов из Канады достаточно для создания в стране сети молочных и мясных репродукторов, а 6 тыс. самых ценных и дорогих зародышей должны были дать жизнь 1500 племенным быкам. После оценки их спермопродукции по качеству потомства за рубежом (в Венгрии или Германии) Украина имела бы своих 360 оцененных быков-производителей и возможность отказаться от импорта семени из-за рубежа.

Следующий этап — создание собственной системы оценки производителей. Но усилий одного человека, конечно же, не хватило, чтобы воплотить эту идею в жизнь.

Когда И.С. Воленко предрекала катастрофу племенной службы советского образца, в это плохо верилось. Но спустя 10 лет этот монстр все-таки рухнул, похоронив даже то рациональное, что можно было сохранить.

Кстати, россияне оказались в вопросе реформирования племенной системы более предусмотрительными и дальновидными. Ведущие центры ИО и племобъединения (ЦСИО, «Московское», «Невское» и др.) почти без потерь прошли процедуру акционирования. Хотя и у них  в составе этих акционерных обществ заказчиков племенной продукции (владельцев племенных животных) пока нет, а контрольный пакет акций остается за государством, то есть им распоряжаются чиновники. Такая племенная система априори не может быть эффективной.

Программа реформирования «по-Воленко» с учетом сегодняшних реалий:

·                         Притягивает своим патриархальным укладом села Австрия. Страна выживает без голштинов, долгое время доит швицов и симменталов, по 5-10 голов в частных дворах. Закупать спермопродукцию в  Австрии или Германии целесообразно для регионов, где исторически разводили симменталов и бурые породы скота, таким образом их можно будет сохранить. В хозяйствах с низким уровнем рентабельности и селекции, в условиях мелких товарных ферм этот скот может дать достаточную продуктивность». 

· В рыночных условиях не может быть молочно-мясного скотоводства, оно нерентабельно. Возрождение отрасли должно происходить лишь за счет узкой специализации молочного и мясного скотоводства.

· Все разговоры об отечественной селекции скота лишены здравого смысла, пока в стране не будет создана надежная система оценки и селекции по североамериканскому или европейскому образцу.

· Ее главный «оценочный» элемент может быть создан на базе существующей системы районных и областных племпредприятий, которые следует перепрофилировать в государственные (с элементами хозрасчета) лаборатории учета продуктивности скота и бонитировочной оценки поголовья. Лаборатории подключаются к единой «племенной» компьютерной сети, обеспечиваются автотранспортом.

· Племпредприятия с поголовьем невостребованных быков ликвидируются. Запасы накопленной спермопродукции от быков непроверенного качества уничтожаются.

· Племенную продукцию по программе «селекция» следует приобретать только лучшую, с исторической родины. Голштинскую — из Канады и США, мясную — из стран-лидеров в разведении мясного скота.

· В стране на базе бывших создаются шесть межрегиональных племенных центров, которые находятся в собственности государства, коллектива и заказчиков примерно в равных долях. Для них предполагалось закупить и высадить 20 тыс. эмбрионов от доноров голштинской и мясных пород, а полученных быков-трансплантатов оценить по качеству потомства за рубежом (до создания собственной системы оценок).

· Роль селекционной науки в этой перестройке — давать рекомендации по региональному размещению пород; выбору зарубежных поставщиков племенных продуктов; организации обучения будущих менеджеров рентабельному ведению производства.

· Определять породную стратегию, организацию племенного дела и финансовую политику в племенном скотоводстве страны должен совет «старейшин», в котором помимо чиновников высокого ранга в равной степени представлены менеджеры крупных компаний-производителей, прогрессивно мыслящие ученые и специалисты племенного дела.

· Главной (исходной) ступенью организации селекционно-племенной работы должны стать советы по породам, куда войдут скотоводы, разводящие племенной скот и добровольно объединенные в «клубы по интересам». Советы издают породные каталоги лучших животных.

 И. Воленко с авторами, ГСЦУ-2005

           Обреченные наверстывать?

Как особый пример для наших неспешных чиновников, приведем опыт быстрой перестройки племенной системы нашими бывшими соседями по социалистическому лагерю. Знакомясь с ним, задумываешься: разве нельзя было те же самые реформы быстро осуществить на Украине 15 лет назад под руководством Ирины Стефановны.

Реформирование единственного в Чехии Госплемпредприятия в 1990 г. проходило путем его приватизации и одновременной аккредитации в МСХ 12 частных предприятий по продаже генетического материала и искусственному осеменению. Были созданы три некоммерческие породные ассоциации (по голштинской, чешской пятнистой и мясным породам), Чешско-Моравская корпорация по племенному делу. Последняя ведет учет продуктивности подконтрольных животных.

Ассоциации организованы на добровольные взносы скотоводов за каждое животное, подлежащее учету. При выходе фермера из ассоциации все его взносы возвращаются. МСХ Чехии частично финансирует программу учета и регистрации животных и птицы.

Ассоциации координируют программы воспроизводства животных, дают рекомендации коммерческим предприятиям, реализующим спермопродукцию и эмбрионы, ведут племенные книги и на их основе выдают племенные свидетельства. Существует даже своя служба безопасности на случай «внеуставных» договоренностей владельцев скота с регистраторами. Проще говоря, вранье не в моде.

Для голштинов программа оценки дополнительно использует объединенный «синтетический» индекс. Он складывается из оценки молочной продуктивности (65%), экстерьера (25%), на показателей воспроизводства (10%). Голштинская ассоциация Чехии входит в Международную (38 стран) и Европейскую (26 стран) федерации по голштино-фризской породе.

В 1993 г. в Переяслав-Хмельницком был создан первый в стране репродуктор мясного скота.  Ирина Степановна так разъясняла необходимость мясной специализации в скотоводстве (1994). «Мясное поголовье  в странах Северной Америки превышает молочное в 5–6 раз. Объемы его разведения будут возрастать пропорционально росту благосостояния населения. Мягкая диетическая говядина (наподобие постной свинины) сезонного выращивания на отгонных пастбищах заменит мясо молочных и комбинированных пород, выращенных на кислом силосе и комбикорме».

Цивилизованный мир использует две технологии разведения скота «на мясо». В Северной Америке породы реконструированы под «ковбойские» приемы выращивания (ангус, герефорд, симментал, лимузин и в меньшей степени — брама, салерс, шароле). Главная задача, чтобы каждое животное в конце вольного откорма принесло 500–550 кг качественной говядины. Крупногабаритных «слонов», в отличие от Европы, не выращивают».

Скот пригоден для содержания под открытым небом круглый год. Если пастбища хорошо подготовлены, не требуется зимней подкормки, животные способны доставать скошенное в валки сено из-под снега с помощью копыт. Отелы (8–12 за продуктивную жизнь) проходят без помощи человека, молока матерей достаточно для полноценного выращивания теленка.

В Европе, где землепользование ограничено, специализируются на разведении крупных пород: шароле, лимузин, симментал, светлый аквитан, романьола, киан, бельгийская голубая, пьемонтез и др. Скорость роста — не главное. Стандарты этих пород предусматривают индивидуальное выращивание скота до 600–650 кг.

Часто летняя пастьба сочетается со стойловым откормом в зимнее время. Возможно круглогодичное содержание скота на фидлотах — открытых откормочных площадках. При любых схемах — высокий уровень кормления. Крупноплодность этого скота требует участия человека при отелах.

Способность существовать в ограниченных пространствах, малоподвижность и крупные размеры доведены в некоторых европейских породах до совершенства (или абсурда?). Так, пьемонтезов из горной части Италии называют свиньями на коровьих ногах. Они имеют рекордный выход туши (68–72%), масса взрослых быков — 1 т.

Два десятка пьемонтезов и 137 эмбрионов этой породы прибыли из Италии

Это итальянское рукотворное чудо схоже по расцветке и костяку с украинской серой породой. Только в отличие от итальянского «мясного прилавка» на коровах нашей исторической породы в случае войны можно снаряды подвозить, землю пахать, пугать врагов. Неужели за целое столетие отечественная зоотехния, гордящаяся «прорывными» технологиями разведения, не смогла сделать из единственного породного наследия что-то более ценное для человека, чем тягловое устройство?

Тяни-толкай "серой" украинской селекции готов впрягаться

Воленко считала мясное скотоводство огромным резервом производства мяса для собственного потребления и для экспорта в ту же малоземельную Европу. По ее расчетам, природные условия Украины позволяют довести численность мясного поголовья в стране до 3 млн коров за ближайшие 10 лет. В массовом порядке это возможно осуществить за счет поглотительного скрещивания малопродуктивных отечественных пород быками специализированных мясных, а чистопородные стада формировать за счет завоза и пересадки эмбрионов.

Жизнь продолжается. Вот уже 17 лет как новый украинский фермер пылинки сдувает со своей рогатой кормилицы, рационы такие, какие колхозной буренке и не снились. Кормление молочного скота скорее избыточное (особенно по белку), чем отвечающее потребностям животного. Переводить и дальше высококонцентрированные корма на отечественную селекцию — значит следовать русской поговорке «не в коня корм».

Ирина Стефановна приводила такой факт: голландский фермер концентрированные корма дает лишь той корове у которой дневной удой — больше 30 кг молока. То есть коровы с продуктивностью до 6 тыс. кг отдают молоко без каких-либо комбикормов, за счет своего генетического потенциала. Наши буренки — плоды пролетарской селекции — на отсутствие зерновой пайки ответят дружным снижением удоя.

Больше половины питательного рациона такие коровы  расходуют на поддержание жизни, а среднеевропейские - всего лишь 27%. Из этого следует, что созданные отечественной селекцией молочные стада Украины и России продуктивностью 3 тыс. кг (10 кг суточного надоя) сегодня — идеальные живые механизмы для получения органического удобрения из высокопитательных рационов, с коэффициентом полезного действия близким к 60%.

История подтвердила вывод Ирины Стефановны о том, что на первом месте должна стоять генетика животных. Отечественных коров хоть варениками корми, трехтысячный барьер продуктивности им дается с трудом, так как их генетический потенциал был заложен на уровне 5–6 тыс. кг, особенно по красным и бурым породам. В то же время иметь высокопродуктивных животных и не кормить их — такое не может позволить себе ни один фермер цивилизованной страны.

Нынешняя организация племенной работы на Украине напоминает исхудавшую гос. кормушку для хилой отраслевой науки, прикормленных чиновников-племенников в регионах и чудом выживших племенных заводов и селекционных центров.

Планы бывшего директора ГСЦУ И.С. Воленко в полной мере осуществить не удалось и настоящие стада специализированных пород на Украине появятся не скоро. Энтузиазма переяславского селекционера не хватило, чтобы остановить бум разведения скороспелых пустоцветов: национальных пород и типов. К концу 90-х от «неуемного» директора-реформатора отвернулись бывшие единомышленники. Директорам племпредприятий, министрам и академикам, в отличие от переяславской мечтательницы, было что терять. Попытки реформирования украинского стада прекратились – у государства не  стало средств.

Без реформ могут рухнуть остатки государственной системы племенных заводов и селекционных центров, которые мало-помалу выбирают путь специализированного скотоводства. Служба племенного контроля за завозом доброкачественной генетики может тоже может уйти в небытие, так и не появившись. Зато появились в изобилии множество фирм и фирмочек под броскими названиями, сплавляющих крестьянству спермопродукцию непонятного происхождения, иногда - по очень доступным ценам. Причем, эти коммерсанты не отвечают ни за возможный инбридинг (близкородственное разведение), ни за качество товара и его породную принадлежность.

Завоз на Украину представителей лучших мировых специализированных пород прекратился. Выполнение 15-летней (с 1991 года) племенной программы перевода стада крупного рогатого скота на рельсы специализации по образцу стран лидеров молочного и мясного скотоводства было свернуто. Конечно, И. С. Воленко можно считать переяславской мечтательницей, но если бы больше таких мечтателей стояло у руля государства, мы бы уже жили по европейским племенным стандартам.

Последняя фотография И.С. Воленко на конференции по ТЭ, организованной авторами в Киеве (НАУ) в 2006 году

 Адрес автора:  vmadison@mail.ru

 

Back to top